ЭЛЕКТРОННЫЙ ОФИС
              НАЦИОНАЛЬНОГО БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО ФОНДА
              ВЕЧНАЯ СЛАВА ГЕРОЯМ

Процедура медиации (медиация) - современная область знаний и структурированный метод разрешения споров. Медиация признает конфликт как неотъемлемую часть жизни и относится к конфликту как к явлению, объективно необходимому для развития человека и общества в целом. Медиация - альтернативный судебному способ разрешения споров при участии специально обученного нейтрального посредника (медиатора), содействующего сторонам, вовлеченным в спор, в выработке взаимоприемлемого и справедливого решения, отражающего интересы всех сторон спора. Основными преимуществами медиации являются такие качества, как неформализованный, конфиденциальный процесс, в котором стороны участвуют на равных, сохраняя полный контроль как за самим процессом принятия решений, так и за их содержательной стороной. В медиации стороны сохраняют полную свободу волеизъявления, они сами выбирают медиатора, и это необязательно должен быть юрист.

 МЕДИАЦИЯ как технология регулирования конфликта

Медиация (от лат. mediatio, посредничество) - это процесс, в котором нейтральная третья сторона, медиатор, помогает разрешить конфликт, способствуя выработке добровольного соглашения (или "самоопределения") между конфликтующими сторонами. Медиатор облегчает процесс общения между сторонами, понимания позиций и интересов, фокусирует стороны на их интересах и ищет продуктивное решение проблемы, предоставляя возможность сторонам прийти к своему собственному соглашению.

Зачем нужна mediation? В большинстве случаев, если люди могут разрешить проблему путем обсуждения и переговоров, они достигнут более быстрого и лучшего результата, чем при альтернативе - в противостоянии или судебном разбирательстве. Но, в большинстве случаев, им это не удается без помощи кого-то третьего. Сильные эмоции, враждебность, тактика противостояния, принципы, различия в положении - может существовать большое количество препятствий для конструктивных переговоров.

Статистика развитых стран показывает, что от 83% до 85% всех mediation успешны. Более того, от 5% до 10% участников mediation приходят к результату - к полному или к частичному соглашению в течение короткого времени после mediation. Даже если соглашение не достигнуто, вовлечение в mediation повышает понимание и удовлетворение сторон-участников: mediation оказывает положительное влияние на восприятие участников и их действия в судебном процессе.

Принципы медиации

1. Беспристрастность.

Медиатор должен проводить медиацию беспристрастно и справедливо. Идея беспристрастности медиатора является центральной в процессе медиации. Медиатор должен проводить медиацию только тех дел, в которых он может оставаться беспристрастным и справедливым. В любое время, если медиатор не способен проводить процесс в беспристрастной манере, он обязан прекратить медиацию.

Медиатор должен избегать такого поведения, которое давало бы повод почувствовать пристрастность по отношению к другой стороне. Качество процесса медиации повышается, когда у сторон есть уверенность в беспристрастности медиатора. Когда медиатор назначается судом или другим институтом, то такая организация должна приложить разумные усилия по обеспечению беспристрастности услуг медиатора. Медиатор должен остерегаться пристрастности или предубеждений, основанных на личностных характеристиках сторон, их социального происхождения или поведения на медиации.

Обратной стороной беспристрастности является отсутствие заинтересованности в конфликте. Медиатор должен раскрыть все имеющиеся или потенциальные собственные интересы в конфликте, в той или иной степени известные ему. После обнаружения таковых, медиатор должен отказаться от медиации, или же получить согласие сторон на проведение медиации. Необходимость защиты от пристрастности медиатора в конфликте может влиять также на поведение сторон во время и после медиации.

Интерес медиатора в конфликте порождает сделку или такие отношения, которые могут создать впечатление предубеждения. Основной подход к вопросу о заинтересованности медиатора в конфликте согласуется с понятием самоопределения. Медиатор несет ответственность за обнародование всех имеющихся или потенциальных конфликтов, которые в той или иной мере ему знакомы и которые могут породить вопрос о беспристрастности. Если все стороны согласятся на медиацию после того, как были проинформированы о конфликте, медиатор может продолжить медиацию. Однако, если интерес в конфликте порождает ряд сомнений целостности процесса, медиатор должен отказаться от процесса.

Медиатор должен избегать проявления заинтересованности в конфликте как во время, так и после медиации. Без согласия всех сторон, медиатор не должен впоследствии устанавливать профессиональные отношения с одной из сторон по касающемуся или не касающемуся делу при условии, если это может поднять законные вопросы целостности процесса медиации.

2. Конфиденциальность:

Медиатор должен обеспечить разумные ожидания сторон в отношении конфиденциальности. Конфиденциальность зависит от обстоятельств медиации и любого соглашения, к которому придут стороны. Медиатор не должен разглашать ход и результаты медиации, если на это нет разрешения всех сторон или если этого не требует Закон.

По отношению к конфиденциальности стороны могут разработать свои правила, или заранее договориться с медиатором, или офис может предложить уже имеющиеся определенные правила. Так как гарантия конфиденциальности является важной для сторон, медиатор должен обсудить ее с конфликтующими сторонами.

Если медиатор проводит приватные заседания со сторонами, содержание таких заседаний, с точки зрения конфиденциальности, должно быть обсуждено со всеми сторонами предварительно. В целях защиты целостности процесса медиации, медиатор должен избегать передачи кому-либо информации о поведении сторон во время процесса медиации, качестве дела или предлагаемых решениях. Если это необходимо, медиатор может сообщить о причине неявки одной из сторон. Если стороны договорились, что вся или часть выявленной информации во время процесса медиации является конфиденциальной, такое соглашение сторон должно являться для медиатора обязательным.

Конфиденциальность не может быть истолкована как ограничение или запрет на мониторинг, научные исследования или оценку программ медиации ответственными людьми. При соответствующих обстоятельствах, научным работникам может быть разрешен доступ к статистическим данным и, с разрешения сторон, к зарегистрированным делам, присутствие на процессе медиации, интервью участников медиации.

3. Добровольность:

Процедура медиации является сугубо добровольной. Стороны никто не может заставить воспользоваться медиацией или хотя бы попытаться это сделать. Медиация - добровольный процесс, он основан на стремлении сторон достигнуть честного и справедливого соглашения.

Ни одну сторону нельзя принудить к участию в медиации. Выйти из процесса на любом этапе или продолжать медиацию личное дело каждого участника. Согласие с результатом процесса медиации также сугубо добровольно. Стороны сами контролируют свое будущее, а не подвергаются контролю третьей стороны, такой как судьи или арбитры, которые, конечно, не обладают полными сведениями и представлениями обо всех фактах и подоплеке сторон и спора. Услуги того или иного медиатора на какой-то части процесса или в течение всей процедуры принимаются обеими сторонами также добровольно.

В принципе в качестве медиаторов могут выступать кто угодно. Существуют, однако, группы людей, которые, в силу их статуса, относятся к официальным медиаторам: межгосударственные организации (ООН); государственные правовые институты (арбитражный суд, прокуратура); государственные специализированные комиссии (например, по урегулированию забастовок); представители правоохранительных органов (участковый в бытовых конфликтах); руководители структур по отношению к подчиненным; общественные организации (профсоюзы); профессиональные медиаторы-конфликтологи; социальные психологи.

Неофициальные медиаторы, к которым можно обратиться за помощью в силу их образования или большого опыта: представители религиозных организаций; психологи; социальные педагоги;  юристы.

В роли спонтанных медиаторов могут выступать и все свидетели конфликтов, ваши друзья и родственники, неформальные лидеры и коллеги по работе. Но в этом случае нельзя говорить о профессиональной помощи.

Медиация необходима в случаях: необходимо прийти к тому или иному решению в результате переговоров и закрепить его документально; между сторонами есть договоренности, которые они не могут раскрывать третьим лицам (а тем более в суде) и хотят сохранить конфиденциальность; раздражение и эмоции препятствуют эффективному общению сторон; стороны ограниченны временными рамками и экономят средства; стороны хотят оставаться в партнерских или добрых отношениях

Медиация позволяет выйти сторонам из тупиковой ситуации, продемонстрировать высокий культурный уровень сторон, в то время как после судебного разбирательства все обычно заканчивается разрывом отношений и неприятными последствиями.

Конфликты, которые необходимо разрешать в суде: необходимо публичное оглашение спора, конфликта; одна из сторон хочет использовать суд для наказания другой стороны; существует необходимость судебного контроля за поведением одной из сторон после вынесения решения; спор включает в себя уголовные и конституционные вопросы.

Функции медиатора 

1. оценщик конфликтов - в этой роли медиатор должен обдуманно и тщательно изучить все измерения спора с точек зрения обеих (или всех) спорящих сторон. Во многих случаях у медиатора слишком мало или совсем нет информации об обстоятельствах спора; в других случаях могут иметься целые дела или отчеты с рекомендациями или без них. В итоге медиатор в своей роли оценщика конфликта должен собрать как можно больше данных и информации. Эту информацию можно добыть следующими способами: из имеющихся в распоряжении досье или газетных статей; в предварительных кокусах со спорщиками; в процессе предварительного "выговаривания" ("вентилирования"); во время дискуссий по процедурным вопросам.

2. активный слушатель - в этой роли медиатор должен слушать активно, с тем, чтобы усвоить как содержательную, так и эмоциональную составляющую. Активное слушание включает в себя следующие компоненты: обеспечить обратную связь говорящему, чтобы удостовериться, что другая сторона услышала и поняла говорящего; обратная связь может быть "зеркальной", просто чтобы дать понять говорящему, что его услышали, или удостовериться, что другая сторона тоже услышала, что было сказано; обратная связь может состоять в переформулировке утверждений говорящего, с целью удостовериться, что говорящий или другая сторона поняли, что было сказано; отделять эмоции от содержательных вопросов спора; замечать, раскрывать и доискиваться до истинных интересов сторон; отделять "не вопросы" (не связанные с реальными интересами сторон) от "вопросов" (связанных с интересами сторон); допускать выражение гнева, если оно конструктивно; позволять сторонам "быть услышанными" и надежно понятыми друг другом; устанавливать, когда стороны чувствуют несправедливость или принуждение к соглашению; устанавливать, когда сторонам нужно больше информации, консультации или время подумать.

3. Беспристрастный организатор процесса - в этой роли медиатор имеет несколько функций. На первом месте среди этих функций стоит помощь в установлении основных правил, которые лягут в основу процедурных соглашений. Задание тона процесса. Помощь сторонам в достижении процедурных соглашений. Поддержание корректных отношений между сторонами. Удерживание сторон в рамках процесса. Обеспечение и поддержание психологической удовлетворенности каждой из сторон.

4. Генератор альтернативных предложений - в этой роли медиатор может помочь спорщикам найти иные решения, которые, в конечном итоге, могут послужить спасению репутации стороны.

5. Расширитель ресурсов - медиатор снабжает участников спора информацией или помогает им разыскать необходимую информацию. Что касается юридических вопросов, медиатор должен быть очень осторожен, чтобы не давать никаких юридических толкований, разъяснений или советов, особенно если медиатор - адвокат. Если адвокат служит в качестве медиатора, он ни в коем случае не должен давать спорщикам советов по юридическим вопросам. Вся предоставляемая информация должна являть собой только действительные факты и не зависеть от всякого рода побочной информации, уточнений, интерпретаций или каких-либо посторонних результатов. Медиатору нельзя вмешиваться в позицию стороны, заявляя: "Вы сказали мне, что ... Я этому поверил, но это неверно". Медиатор должен быть уверен, что стороны не полагаются слепо на его утверждения, если есть вероятность, что они неполны, неверны или допускают различные толкования; в любой из этих ситуаций сторонам следует обратиться к соответствующим надежным источникам, где они смогут получить правильную информацию, разъяснение или совет.

6. Испытатель реалистичности и выполнимости - в этой роли медиатор защищает менее приемлемую позицию или позицию другой стороны, испытывая аргументированность каждой позиции, отстаиваемой стороной в ходе спора. Эта ролевая функция обычно выполняется только для одной стороны в ходе кокуса, чтобы, не занимая собственной позиции в споре, позволить спорящей стороне изучить и подготовить ту или иную позицию. При этом нужно быть осторожным, чтобы спорящая сторона не поняла неправильно вопросы "адвоката дьявола", чтобы ей не показалось, что медиатор расположен к позиции, противоположной ее собственной.

7. Помощник в выработке сторонами окончательной договоренности - в этой роли медиатор должен удостовериться, что спорщики точно и ясно понимают все условия соглашения об урегулировании. Стороны, кроме того, должны быть полностью согласны с условиями соглашения и способны выполнить свою часть договоренности, так чтобы урегулирование оставалось прочным и не нарушалось, как только стороны попытаются его выполнить или вдруг поймут все его последствия. Роль медиатора - не просто помогать сторонам договориться, но и позаботиться о том, чтобы их договоренности были надежными и долгосрочными. Только таким образом стороны смогут достичь устойчивого удовлетворения от соглашения и процесса переговоров.

8. Обучающий процессу партнерских переговоров - в этой роли медиатору надо учить стороны думать, действовать и вести переговоры с установкой на сотрудничество. Большинство участвующих в споре не знают, как вести переговоры с установкой на сотрудничество. Они выступают с ложных позиций. Пытаются применить "переговорные уловки", задействовать "фальшивые эмоции", чтобы затравить противника или заставить его принять их позицию, или выдвигают чрезмерные требования в надежде получить то, что они действительно хотят. Большинство участников переговоров нуждаются в обучении ведению переговоров с установкой на сотрудничество и нуждаются в помощи при выработке и поиске решений, которые бы удовлетворяли как их собственные интересы, так и интересы другой стороны.

Типы медиаторов 

1. "третейский судья" - обладает максимальными возможностями для решения проблемы. Он изучает проблему всесторонне и его решение не обжалуется

2. "арбитр" - то же самое, но стороны могут не согласиться с его решением и обратиться к другому

3. "посредник" - нейтральная роль. Обладает специальными знаниями и обеспечивает конструктивное разрешение конфликта. Но окончательное решение принадлежит оппонентам

4. "помощник" - организует встречу, но не участвует в обсуждении

5. "наблюдатель" - своим присутствием в зоне конфликта смягчает его течение

Первые два стиля называют высокоавторитарными. Они выгодны. Если требуется скорое решение. Если конфликт не слишком напряжен, предпочтительны последние три способа. Действие может развиваться по шести сценариям-уровням медиации:

Классическая медиация. Классическая медиация начинается с соглашения сторон и оканчивается подлежащим исполнению договором. Она дополняет возможности судебного регулирования, распутывает конфликт, налаживает связи между сторонами и приводит стороны к согласию.

Внутрисистемная медиация. Медиатор поддерживает стороны как третье лицо, но является частью конфликтующей системы. Например, внутрисистемным медиатором выступает директор по персоналу, который помогает разрешить конфликт между двумя сотрудниками.

Ноу-хау для комплексных случаев. При классической и внутрисистемной медиации предполагается, что конфликтные стороны известны, и они хотят распутать ситуацию. Но иногда требуется гораздо больше, чем обычная медиация. Часто стороны не готовы к участию к медиации, не знают, что являются частью какого-то спора, не признают свою долю участия в конфликте. Медиация в этом случае проходит сложно, сквозь непонимание, досаду и недоверия. В таких случаях медиаторы применяют творческие методы решения конфликта. Работа медиатора в таких случаях отличается от классических процедур и подходит только для этих конкретных клиентов.

Адвокатское посредничество. Медиатором фактически выступает адвокат или адвокаты сторон. Адвокат работает в этом случае как юрист и как посредник. Он задает вопросы как медиатор и регулирует обсуждение спорных вопросов. Фактически он помогает своему клиенту достигнуть долгосрочных выгод от взаимодействия со второй стороной конфликта. Такая работа требует от адвоката огромной компетенции. Такой адвокат достигает для своего клиента большего.

Посредничество в переговорах. У любых переговоров есть главная цель. У большинства переговоров главная цель - договориться с партнером. В медиации главная цель - также договориться с партнером. Медиатор может внести в переговоры юмор, новые идеи, описание процесса со стороны. Медиатор заметит и отметит позиции сторон, их интересы и возможности. Это - то, что нужно!

Osamaru - делаться лучше (по-японски). Если Ваш партнер по конфликту еще не готов к медиации и беседе с Вами, хорошим выбором может стать работа над собой с коучером (индивидуальным тренером) или медиатором. Изменение себя тоже может стать средством приглушения конфликта. Работа над конфликтом ведется без вашего партнера по конфликту. Это помогает изменить Ваше поведение в конфликте - и как следствие - меняет всю ситуацию. Это может помочь, если другие способы медиации применить невозможно.

Тактики воздействия медиатора на стороны. Тактика поочередного выслушивания - применяется для уяснения ситуации и выслушивания предложений в период острого конфликта, когда разъединение сторон невозможно. Директивное воздействие - акцентирование внимания на слабых моментах в позициях оппонентов. Цель - склонение к примирению. Сделка - посредник стремится вести переговоры с участием обеих сторон.  Давление на одного из оппонентов - посредник доказывает одному из оппонентов ошибочность его позиции. Челночная дипломатия - медиатор разделяет конфликтующие стороны и постоянно курсирует между ними, согласуя их решения.

Стадии процесса медиации 

Стадия 1. Формирование структуры и доверия

Эта стадия закладывает ту основу взаимоотношений, которая будет соблюдаться на протяжении всего медиаторского процесса. Медиатор должен потратить значительное количество времени и усилий для того, чтобы процесс медиации стал понятным и приемлемым для участников. Следует сознавать, что некоторые из них выбирают медиацию лишь потому, что хотят избежать рассмотрения дела в суде смысл же процесса для них пока непонятен и отдельные действия медиатора, будучи не проясненными, способны вызывать замешательство и даже сопротивление. В первой стадии медиации выделяется несколько последовательных позиций (шагов), которые могут сокращаться или варьироваться в зависимости от специфики ситуации. Каждая из позиций решает свою задачу и рассчитана на вполне определенный эффект.

В ходе первого шага целесообразно расположить участников так, чтобы они удобно сидели (в соответствии с их желаниями - полукругом, командами, индивидуально), хорошо слышали и видели друг друга. Таким образом, принимаются во внимание три важных аспекта: комфорт, коммуникация и возможность контроля. Что же касается позиции самого медиатора, то она должна подчеркивать его нейтральность по отношению к проблеме и оппонентам.

Второй шаг посвящен объявлению медиатором ролей, которые будут выполняться им и участниками в ходе медиаторских сессий. Необходимо сразу же поблагодарить участников за то, что они выбрали именно этот способ регулирования конфликта и пришли на встречу. Если кто-то из участников опоздал, рекомендуется повторить сказанное еще раз - это будет еще одним свидетельством нейтральной роли медиатора и продемонстрирует им: то, что будет сказано одному участнику, обязательно узнают и все остальные.

В ходе третьего шага медиатор сообщает участникам все, что он знает о них и сложившейся ситуации, вновь демонстрируя, что ни от кого не держит секретов. Основные тезисы данного сообщения фиксируются на бумаге. На четвергом шаге в процесс по сигналу медиатора включаются участники. Например, так: Должно быть трудно начинать первым, но все же попробуйте, пожалуйста, рассказать нам о своем видении проблемы.

Этот шаг направлен на выяснение скрытых проблем - айсбергов, которые пока лишь поверхностно понимаются участниками. Применяя открытые вопросы и слушая их молча, медиатор постепенно берет дискуссию в свои руки с тем, чтобы: начать управлять ей, распознать айсберги, интерпретировать и структурировать сказанное участниками.

Поскольку большую часть разговора ведут участники, они на данном отрезке обычно начинают сердиться друг на друга, и эмоциональный уровень сессии начинает возрастать. Тем не менее, каждому участнику процесса должно быть предоставлено слово для изложения его взгляда на ситуацию другим участникам и медиатору. Если участники слишком раздражены, и обстановка становится взрывоопасной, имеет смысл перебивать их в определенный момент. Чтобы такое прерывание не выглядело недемократичным, можно заранее договориться о фиксированном времени каждого выступления.

На снижение эмоциональной напряженности и перевод дискуссии в конструктивное русло направлен и пятый шаг изучение ожиданий участников. Выслушивая их пожелания, медиатор в первом приближении делает мысленный прогноз о возможностях удовлетворения ожиданий и необходимых для этого технологиях.

Шестой шаг представляет собой декларирование, обсуждение и принятие правил поведения на сессии. Другими словами, участники должны осознать, что их поведение не может быть бесконтрольным и безнаказанным.

Некоторые медиаторы формируют правила поведения прямо на сессии, другие же предварительно включают их в контракт с клиентами. В чем могут заключаться такие правила? Например, в том, что за серьезное опоздание на сессию участник платит штраф, или что преждевременный уход с сессии сопровождается письменным заявлением. В любом случае необходимо понимание, что отказ выполнять продекламированные правила будет означать тупик сессии и вынудит медиатора ее попросту закончить.

В правилах работы должен содержаться ответ на вопрос, могут ли стороны - участники процесса общаться с медиатором по отдельности. Следует заметить, что такого рода прецеденты достаточно распространены в случаях с экологическими, трудовыми, коммерческими проблемами, однако менее употребимы при посредничестве в семейных конфликтах.

В каких случаях используются раздельные встречи? Например, в тех, когда стороны разочарованы в процессе и хотят прекратить его. Тогда сепаратная встречает медиатору шанс доверительно обсудить со сторонами препятствия, мешающие дальнейшей работе, и избежать кризиса. В любом случае результаты данного разговора целесообразно сообщить всем участникам на следующей совместной сессии.

Стадия 2. Анализ фактов и выявление проблем

Для того, чтобы приемлемое решение было принято, все участники должны иметь равный объем информации и хорошо понимать действительные проблемы. Отсюда вторая стадия медиаторского процесса и направлена на анализ значимых фактов и выявление таких проблем. Ведь чтобы разрешить конфликт, его сначала надо хорошо осознать. Следует заметить, что данный процесс частично начинается уже на первой стадии медиации.

Задача медиатора на второй стадии - выявить все имеющиеся проблемы, поскольку большинство конфликтов имеет, как известно, комплексный характер. Причем, нужно добиться не только личных мнений о тех или иных проблемах, но и совместного понимания и формулирования участниками существа конфликта.

Здесь медиатор выступает как бы в двух ролях: гида, показывающего, на что стоит обратить внимание; и протоколиста, который: фиксирует мнения, стремится прояснить и идентифицировать недостаточно понятные высказывания участников, синтезирует сказанное и выявляет приоритеты. Другими словами, из огромного потока информации он извлекает и записывает короткие тезисы, которые могут быть быстро прочтены, обсуждены и усвоены.

На данной стадии медиатор узнает, что лежит в основе конфликта, каких результатов участники хотели бы достичь и какие будут неприемлемыми для них при любых обстоятельствах. В итоге формируется развернутая повестка для работы на последующих сессиях. Здесь же участники решают, хотят ли они достичь соглашения по всем заявленным проблемам либо только по некоторым, а также определяют очередность их рассмотрения.

В ходе второй стадии принимается также принципиальное решение о продолжении или свертывании работы. Ведь если любая из сторон на данном этапе займет или не преодолеет абструктивную позицию, дальнейшие действия медиатора, скорее всего, приведут лишь к пустой трате времени и денег участников.

Стадия 3. Поиск альтернатив

Данная стадия призвана дать ответ на вопрос: Как вы можете сделать то, что вы хотите сделать с наибольшим эффектом. В поиск ответа вовлекаются все участники. При этом следует понимать, что несмотря на обилие проблем, выявленных и зафиксированных медиатором к данному моменту, ключевое решение, возможно, кроется лишь в одной или нескольких базовых. Их нужно определить в первую очередь.

После обзора всех проблем и определения среди них главных медиатор приглашает участников высказаться по поводу путей их решения и фиксирует высказывания. Затем делается следующий шаг - анализ предложений на предмет их соответствия некоторым критериям. Эти критерии также вырабатываются на сессии, а в качестве ориентиров могут фигурировать следующие:

желательный прогноз развития событий в случае принятия данного решения, степень соблюдения интересов непосредственных участников конфликта, а также других сторон в случае принятия данного решения;

сопутствующие решению экономические, социальные, политические и иные последствия; правовые и финансовые нормы и ресурсы, способствующие выполнению данного решения или препятствующие ему;

новые люди, которые могут быть включены, и новые обстоятельства, которые могут возникнуть при выполнении данного решения.

На данной стадии медиатор выполняет две важные задачи:

помочь участникам лучше сформулировать те предложения, которые у них уже есть;

стимулировать их к поиску новых предложений, которые могли бы удовлетворить всех лучше, чем предыдущие.

Медиатор и сам может предполагать новые решения, однако не нужно злоупотреблять этим правом, дабы не ослаблять творческий настрой участников. Свои решения медиатору следует предлагать лишь после того, как все участники высказались. Целесообразно сопровождать их вопросом: Давайте представим, что случится, если... Тон предложений должен быть таким, чтобы не создавалось впечатления о прессинге со стороны медиатора либо его симпатиях одной из сторон. Разумеется, данные предложения могут приниматься или отвергаться по усмотрению участников.

В случае недостатка конструктивных предложений, полученных методом мозгового штурма, имеет смысл попросить участников еще раз подумать над ними дома или в перерывах между сессиями.

Стадия 4. Переговоры и принятие решения

Главной задачей данной стадии является кооперация участников, нацеливание их на совместную работу. В целях реализации этой задачи полезно начать диалог сторон с наименее значимых вопросов, а затем сделать акцент на тех хотя бы небольших компромиссах, которые были достигнуты в рамках такого диалога. В случае, когда разговор все же начинается с крупных проблем и предложений по их разрешению, важно в качестве позитивного фактора обращать внимание на то, что участники согласились обсуждать даже те проблемы, по которым ранее существовала высокая степень непримиримости.

Нужно помнить и еще об одном: слишком длинный список предложений для обсуждения и выбора в ряде случаев затрудняет принятие решения и, следовательно, должен быть максимально сокращен.

Что же касается непосредственных переговоров между сторонами, то они часто начинаются с обычного торга по принципу ты мне, я тебе (Я дам вам то, что вы больше всего желаете, если вы дадите мне чего больше всего хочу я, Что бы вы могли предложить в обмен на ... и т.д.). Медиатор, продолжая начатые ранее действия, стремится перевести такой торг-конкуренцию в сотрудничество сторон по совместному решению проблем (принципиальные переговоры).

Однако необходимо подчеркнуть, что его роль на четвертой стадии медиаторского процесса существенно отличается от той, которую посредник выполнял на предыдущих трех стадиях. То есть если сначала медиатор инициировал свою коммуникацию по некоторой проблеме с каждым участником в отдельности, то теперь уже стороны начали прямое общение между собой. Роль медиатора на данном этапе заключается в том, чтобы представить участникам те предложения, которые уже были выработаны, и рассказать о процедурах и технологиях, способных помочь принятию эффективного решения. Далее медиатор контролирует организационно-технологическую сторону переговоров, в то время как разговор по содержанию ведут сами участники.

Таким образом, медиатор на данном этапе дает старт взаимодействию между сторонами и следит за тем, чтобы каждому участнику была предоставлена возможность высказаться, внести свои предложения и оценить предложения других без какого-либо давления; чтобы нить понимания между участниками не терялась и чтобы они не уходили в сторону от обсуждаемой проблемы. Медиатор может также остановить негативные выпады участников в адрес друг друга, напомнив им о правилах поведения на сессии.

Данная стадия является довольно трудной. Зачастую медиатор, увлекшись, не обеспечивает своевременного перехода к прямому диалогу между участниками и постепенно становится козлом отпущения, на которого взваливается ответственность за принятие решений. Однако это и по существу, и по форме - является исключительной прерогативой участников конфликта.

Стадия 5. Составление итогового документа

Функция этой стадии производство документа (плана или соглашения), в котором были бы четко изложены принятые участниками решения, их текущие намерения и варианты поведения в будущем.

Чем занимается медиатор на данной стадии? Он организовывает составление плана, уточняет формулировки, записывает принятые решения и стимулирует внесение в итоговый документ пунктов, которые говорили бы о возможности его корректировки в случае тех или иных изменений.

В процессе выработки приемлемого соглашения стоит помнить, что начинать путь к нему целесообразно с наиболее легких вопросов. Их решение оказывает положительное психологическое воздействие на участников переговоров и демонстрирует принципиальную возможность достижения договоренностей. Столь же позитивное воздействие данный прием оказывает и на общественное мнение.

Для облегчения пути к такому решению можно использовать метод наибольшего общего знаменателя. Он заключается в том, что в повестку дня включаются первоначально те пункты, по которым готовность участников к договоренностям наиболее высока, а самые спорные вопросы выносятся за скобки. При использовании данного метода на первом этапе переговоров приносится в жертву полнота решений. Однако это компенсируется сначала быстротой договоренности, а в дальнейшем - эффектом промежуточного успеха, то есть тем, что блок уже решенных вопросов готовит хорошую почву для перехода к следующим.

Сходная логика присутствует в случаях, когда разрабатывается соглашение в принципе. Речь идет о попытке решения сложных конфликтов с помощью слишком общего соглашения, большая часть пунктов которого лишена конкретности. Его смысл заключается в том, чтобы признать интересы всех сторон прямо или косвенно; дать сторонам почувствовать вкус меда, то есть представить, как хороша была бы жизнь, если бы конфликт разрешился; повысить уровень кооперации между оппонентами. В дальнейшем от соглашения в принципе осуществляется переход к соглашению в деталях.

В ходе работы над соглашением рекомендуется использовать и такой принцип: Пусть решение будет легким для другой стороны. В чем конкретно он заключается? Поскольку большинство людей подвержены сильному воздействию своих собственных понятий о законности, одним из эффективных путей добиться легких решений для другой стороны состоит в том, чтобы придать им законный вид. Другая сторона скорее примет решение, которое выглядит безукоризненным с точки зрения знакомым им правовых норм.

Легкости принятия решения способствует и использование прецедента. Поэтому имеет смысл отыскать какое-нибудь решение, которое уже пригашалось в подобной ситуации, и постараться обосновать с его помощью предлагаемое соглашение.

Проект плана или соглашения раздается всем участникам с тем, чтобы в преддверии следующей сессии они могли еще раз обдумать его и сделать свои поправки. Важно заметить, что зачастую стороны согласны с пунктами по существу, однако их не устраивают зафиксированные в документе слова - соответственно, медиатор должен позаботиться о том, чтобы план или соглашение были бы приемлемы и в стилистическом смысле.

Но вот, в конце концов, вы использовали все перечисленные приемы и составили текст итогового соглашения. Что оно должно собой представлять? Идеальное итоговое соглашение - это равноправные законные практичные, удовлетворяющие интересы, прочные обязательства с которыми согласны все конфликтующие стороны и которые выработаны в результате успешных переговоров с позиций сотрудничества.

Особое внимание следует уделить процедуре подписания совместно разработанного и принятого сторонами документа. Рукопожатия или поднятие бокалов с шампанским послужат здесь символом того, что стороны преодолели конфронтацию и в дальнейшем намерены решать свои проблемы путем кооперации усилий.

Прочное итоговое соглашение

Соглашение может считаться прочным тогда, когда в процессе работы над ним и в самом тексте соглашения присутствуют следующие составляющие:

1) Процедурное удовлетворение. Его главным индикатором служит то, что стороны, вне зависимости от хода выполнения соглашения, готовы использовать ту же модель переговорного процесса снова в сходных обстоятельствах.

2) Психологическое удовлетворение. Оно достигается, когда участники переговоров не уничтожены, не угнетены, не понесли непоправимого морального ущерба, чувствуют себя лучше и сознают, что в противном случае, было бы хуже.

3) Удовлетворение по существу. Его степень зависит от того, насколько адекватно разрешены все проблемы и насколько формальные пункты соглашения обеспечивают реальное удовлетворение интересов.

Отчет по переговорам

По окончании переговоров их участники обычно готовят отчет. Ведь важно не только достигнутое соглашение, но и то, как проходили переговоры, каковы были предложения партнеров и их реакция на ваши предложения, что не вошло в итоговый документ, но может представлять интерес для дальнейшей работы.

При составлении отчета целесообразно ответить на следующие вопросы: что способствовало успеху переговоров, какие возникали трудности, как они преодолевались; что не было учтено при подготовке к переговорам и почему; какие возникли неожиданности в ходе ведения переговоров; каково было поведение партнера на переговорах; какие принципы ведения переговоров возможно и необходимо использовать на других переговорах;

Стадия 6. Правовая процедура и утверждение соглашения

Довольно часто бывает, что конфликт между сторонами затрагивает и их внешнее окружение, а принятое соглашение или план нуждается в институциализации, что предполагает правовое сопровождение и утверждение (ратификацию) ответственными инстанциями: комитетами и комиссиями представительных органов власти, исполнительными структурами, судами и т.п.

Таким образом, на медиаторской сессии следует определить, какие механизмы обеспечат наиболее быструю и эффективную ратификацию принятого документа, какие представители сторон будут этим заниматься и какие ресурсы для этого потребуются.

Стадия 7. Выполнение, пересмотр и коррективы соглашения.

Но вот стороны начинают работать в соответствии с достигнутыми договоренностями. Однако пункты этих договоренностей могут переосмысливаться, ситуация - меняться. Наконец, могут возникать непредвиденные (форс-мажорные) обстоятельства. Во всех этих случаях будет лучше, если стороны не ограничатся спонтанной реакцией, а заранее предусмотрят возможность новых встреч, согласовании и обсуждений.

Эти встречи будут представлять из себя мини-сессии с перечисленными выше стадиями. Поскольку стороны уже накопили некоторый опыт участия в медиаторском процессе, новые сессии займут значительно меньше времени, чем предыдущие. Следует подчеркнуть, что стадии 6 и 7 могут отсутствовать совсем (если принятое соглашение исчерпывает проблему и касается только участников медиации), либо проводиться сторонами самостоятельно, без участия посредника.

Медиация является альтернативой судебной процедуре и другим силовым способам разбирательства и обладает целым рядом преимуществ, самым главным из которых является то, что разрешение спора достигается путем принятия сторонами решения на добровольной и равноправной основе, одинаково устраивающего все заинтересованные стороны так, чтобы интересы всех участников спора могли бы быть удовлетворены.

Вишневская А.В., «Медиация как технология регулирования конфликта», курс лекций «Конфликтология».

___________________________________________ 

Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ  МЕДИАЦИИ

Согласно Директиве Европейского парламента и Совета Европейского союза «О некоторых аспектах медиации в гражданской и предпринимательской сфере» медиация определяется как «всякая процедура независимо от способа её обозначения, в которой двум или более сторонам спора содействует третья сторона для достижения соглашения по спорному вопросу независимо, назначена ли эта процедура по инициативе сторон, рекомендована или предписана судом или национальным правом государства-члена». В том же документе термин «медиатор» означает всякое третье лицо, проводящее медиацию независимо от его наименования или профессии в соответствующем государстве-члене и от способа, которым он назначается для проведения медиации. Медиацию традиционно относят к способу альтернативного разрешения споров или ADR - Alternative Dispute Resolution и воспринимают как альтернативу государственному и арбитражному (третейскому) судопроизводству.

Процедура медиации - примирительные методы урегулирования споров применялись со времен существования первобытного общества. Необходимостью для привлечения третьей нейтральной стороны для разрешения конфликтов являлось, прежде всего, желание выжить. Наибольшее развитие в древнем мире эта процедура получила в регионах с наиболее развитой торговлей. Историки находят корни современной медиации у Финикийской цивилизации, основой которой была морская торговля, и в Древнем Вавилоне. Широкое распространение получил институт посредничества в Китае и Японии. В этих странах и сегодня нормы морали ставят примирение сторон посредством диалога намного выше, чем решение проблемы государственным судом. Дальнейшее развитие института посредничества происходило в Древней Греции, где медиаторы были известны как proxenetas, а затем и в Древнем Риме, начиная с Дигестов Юстиниана, появилось законодательное закрепление положения медиаторов. В римском праве они именовались по-разному: internuncius, medium, intercessor, philantropus, interpolator, conciliator, interlocutor, interpres и, наконец, mediator.

В древней Руси с помощью посредников предпринимались попытки закончить миром княжеские ссоры, междоусобицы. В этих случаях посредниками часто выступали представители духовенства.  Довольно активно медиация применялась при разрешении международных споров. Называлось это по-разному: «посредничество», «ходатайство», «предложение добрых услуг».  В начале XIX  века  в Российской империи была создана и эффективно действовала система коммерческих судов, которые в строгом процессуальном смысле таковыми не являлись. Это связано с тем,  что не менее половины судей избирались из представителей купечества (не ниже 1-й или 2-й гильдии). А сам процесс в коммерческом суде проходил в форме примирительного разбирательства и применялись в основном нормы обычного права. В отчетах коммерческих судов Российских империи того времени (середина XIX в.) употреблялся термин «медиатор» и указывалось на полезность разрешения торговых споров с участием медиатора. В СССР технологии посредничества использовались только во внешнеэкономической деятельности страны.

Институт медиации в современном виде возник в середине ХХ в. в США. К началу XX в. В американской экономике возникла новая форма конфликтов – борьба между образовавшимися профсоюзами и работодателями за условия труда и размер заработной платы. Возникала угроза забастовок, массовых увольнений и закрытия целых фабрик. Тогда власти США предложили участникам споров использовать министерство труда в качестве нейтрального посредника. В 1947 году для выполнения этой задачи был создан специальный федеральный орган – Федеральная служба США по медиации и примирительным процедурам (Federal Mediation Conciliation Service, FMCS), который действует и сегодня. Впервые был употреблён термин «медиация». Хотя эта форма ещё не имела характера самостоятельной процедуры, тем не менее она заложила основу для дальнейшего развития института.

В конце 60-х гг. появились такие организации, как Neighborhood Justice Centers и Community Mediation. Это локальные негосударственные организации, деятельность которых была направлена на разрешение конфликтов в семьях, между соседями, а также малообеспеченными лицами. Основной мыслью такой медиации, ориентированной на общественность, была идея предложить определённому кругу лиц, который по финансовым или эмоциональным причинам отказывается от обращения в государственный суд, другую площадку для разрешения споров с более низкими порогами доступа.

Развитию медиации способствовали и особенности американского гражданского процесса, сложившиеся к 60-м годам, а именно некоторые его негативные стороны. Согласно так называемому американскому правилу (American rule) каждая сторона сама оплачивает услуги адвоката независимо от исхода дела. Так что для обеих сторон расходы были неизбежны. В экономических спорах, которые носят комплексный характер, эти неизбежные расходы на адвокатов достигали астрономических сумм. К тому же сам процесс по срокам становился чрезмерно затянутым. В итоге нередко поводом для заключения судебного мирового соглашения становятся просто исчерпание ресурсов и разочарование. В таких условиях преимущества ADR казались очевидными.

Медиация превратилась в самостоятельную процедуру с середины 70-х годов. В 1981 году профессоры Гарвардской школы права Роджер Фишер и Уильям Ури опубликовали результаты своих исследований по заголовком «Getting to Yes». Суть Гарвардской концепции, часто определяемой как «совместные действия», основана на разграничении позиции и интересов. Так в процессе переговоров стороны обозначают свои юридические позиции, которые зачастую являются диаметрально противоположными, что и ведёт к невозможности компромисса. В то же время за жёсткими позициями сторон (которые представляют собой самостоятельно разработанный вариант решения) стоят, прежде всего, определённые потребности (интересы), которые в отличие от позиций не являются диаметрально противоположными. Если в ходе переговоров удастся определить эти интересы сторон, то будет сделан огромный шаг на пути к достижению соглашения. Медиатор строит переговоры таким образом, чтобы на первый план вышли именно интересы сторон. То есть достигнутое в процессе медиации решение будет являться взаимовыгодным, нет победителей и проигравших - комбинация «win-win».

В 1990 году Конгресс США принял закон о реформировании гражданского судопроизводства, согласно которому на федеральные суды была возложена обязанность содействовать применению альтернативных форм разрешения споров. Во исполнение данной обязанности многие процессуальные кодексы штатов установили довольно широкие дискреционные права судей по принуждению спорящих сторон к предварительному обращению к медиатору. Параллельно с данным процессом медиация развивалась и во внесудебной области. Сегодня медиация является неотъемлемой частью американской культуры.

В Австрии в 2004 г. был принят специальный закон о гражданско-правовой медиации, который объединил в себе нормы, регулирующие процедуру медиации, рассредоточенные в различных нормативных актах. В США принят Единый закон о медиации (Uniform Mediation Act), объединивший более 2 500 существовавших до этого в США законов, регулировавших посредническую деятельность в различных штатах. В большинстве стран нормы, регулирующие медиации, сосредоточены на уровне Гражданских процессуальных кодексов и отраслевых законов.

Тенденция глобализации товарооборота привела к необходимости урегулирования применения медиации в международных коммерческих спорах. Соответствующие нормативные акты стали приниматься на уровне международных организаций. Типовой закон о медиации разработан комиссией ООН по международному торговому праву UNCITRAL "ON INTERNATIONAL COMMERCIAL CONCILIATION" и  рекомендован в 2002 году Генеральной Ассамблеей ООН для выбора модели медиации. В пункте 21 пояснений к типовому закону комиссия отмечает, что, несмотря на то, что типовой закон предназначен для регулирования международных коммерческих споров, государства могут расширить сферу его применения до рассмотрения внутренних и, в том числе, некоторых некоммерческих споров.

Европейский кодекс поведения для медиаторов (European Code of Conduct for Mediators) был разработан инициативной группой практикующих посредников (представляющих более 30 европейских организаций, имеющих дело с альтернативными способами разрешения споров) при поддержке Европейской комиссии и принят на конференции в Брюсселе 2 июня 2004 года. Другие регламенты по медиации, утвержденные для внутреннего пользования некоторыми международными институтами: Лондонским международным третейским судом (LCIA); Американской арбитражной ассоциацией (American Arbitration Association); Институтом медиации Торговой палаты г. Стокгольм (the SCC Mediation Institute); Центром арбитража и медиации Всемирной организации интеллектуальной собственности (the WIPO Arbitration and Mediation Center). Документы этих институтов носят нормативный характер и, в отличие от типового закона UNCITRAL, отражают национальную и предметную специфику медиации.

Основными претендентами на выполнение функций медиатора являются представители двух профессий – юристы и психологи. Споры о том, представитель какой из этих профессий является более пригодным для выполнения медиативных функций, не утихают и сегодня. Например, профессор К. Грефин фон Шлиффен скептически оценивает профессиональных юристов в качестве медиаторов. «Юрист обладает способностью, привычкой и даже амбициями к оперативному анализу и решению запутанных проблем, поэтому он склонен ограничивать автономию сторон по формированию решения конфликта и вмешиваться в переговоры с собственными предложениями. Основным же принципом медиации является правило о том, что любой самостоятельный консенсус сторон ценится намного выше, чем совершенное решение, предложенное им третьим лицом». Этому подходу противопоставляется другая концепция, в соответствии с которой медиатор в определённой ситуации должен сообщить сторонам и правовую оценку некоторых явлений: например, медиатор может проинформировать стороны о возможном содержании судебного решения, которое могло бы быть вынесено по итогам рассмотрения дела в суде вместо процедуры медиации.

На практике сложилась следующая ситуация. По утверждению директора британского Центра эффективного разрешения споров (CEDR) К. Маки, в Великобритании 75–80 % всех медиативных процессов проводится адвокатами. Однако преобладание представителей определённых профессий зависит большей частью от сферы, в которой проводится медиация (т.е. от наличия у кандидата специальных познаний в той или иной сфере). Так, в сфере семейных отношений преобладают медиаторы-психологи. Очень часто медиаторами становятся консультанты по бизнесу, специалисты с опытом работы в банковской сфере или кадровые специалисты, в зависимости от природы дела. Среди юристов в роли медиатора наиболее часто встречаются три специалиста: судья, адвокат, нотариус.

Судебная медиация распространена в некоторых землях Германии. К концу 2006 года в семи федеральных землях судебная медиация была введена официально. Судья, рассматривающий спор, который, по его мнению, может закончиться примирением сторон, рекомендует им обратиться к помощи медиатора, в роли которого выступает судья того же суда, имеющий подготовку медиатора и не отвечающий за вынесение решения по делу. В случае согласия сторон процесс приостанавливается и, в зависимости от результатов медиации, либо возобновляется через определённое время, либо прекращается. В данной модели судья может выступать в роли медиатора при соблюдении основных принципов медиации, то есть нейтральности (которая в данном случае трактуется как отсутствие права принятия собственного решения по делу).

Позиция большинства учёных, занимающихся медиацией, в отношении вопроса об участии адвоката в переговорах в качестве медиатора довольно категорична: профессия адвоката несовместима с выполнением роли медиатора. Суть этой позиции сводится к следующему: адвокат обычно является представителем одной из сторон в споре, а медиатор должен быть независимым и беспристрастным лицом. Однако на практике решение этого вопроса является не столь однозначным. Так, в Заключительном докладе комитета Федеральной адвокатской палаты Германии «Медиация» она отнесена к видам адвокатской деятельности. В соответствии с немецким Законом об адвокатуре адвокаты выполняют не только функцию представителей сторон, но и оказывают юридическую помощь. Часть 2 § 45 ЗОА запрещает адвокату вести дела, в которых он представлял интересы сторон как адвокат в другом качестве. То есть если адвокат являлся представителем стороны по делу, то впоследствии он уже не сможет выступать в этом деле в качестве медиатора. Итак, адвокат может выступать в качестве медиатора, реализуя свои функции по оказанию юридической помощи, но эта деятельность несовместима с представительством интересов одной из сторон, участвующих в процессе медиации.

В соответствии с § 1 Закона Германии о нотариате нотариусы назначаются для выполнения задач, связанных с оказанием юридической помощи. Деятельность нотариуса в качестве медиатора, при которой его функции не ограничиваются лишь управлением переговорами, а направлены также на использование его юридической квалификации для оформления решения в юридической форме, либо их отказа от юридически неисполнимых решений, необходимо рассматривать в качестве служебной деятельности в области оказания юридической помощи. Правила проведения нотариусом медиации закреплены в нормативных актах, регулирующих порядок осуществления нотариусом профессиональных обязанностей. В первую очередь к ним стоит отнести Закон Германии о нотариате, принятые на его основе постановления Правительства Германии, директивы нотариальных палат и др. Нотариус может выступать в качестве посредника, если его деятельность соответствует таким критериям, как беспристрастность, добросовестность, конфиденциальность и независимость. По общему правилу оказание нотариусом юридической помощи в качестве медиатора не исключает возможности удостоверения нотариусом соглашения, заключённого участниками медиации.

Многие практикующие юристы скептически оценивают шансы медиации на успех в условиях российской действительности. Это объясняется прежде всего тем, что сторона, имеющая более сильную правовую позицию в споре и рассчитывающая на победу в суде, никогда не согласится тратить время и деньги на сомнительную, с её точки зрения, процедуру медиации. Такой же скептицизм владел и западными юристами в то время, когда медиация только начинала свое, впоследствии триумфальное шествие на западе. Сегодня же медиация на западе успешно применяется при разрешении многих коммерческих, семейных и других споров. Статистические данные свидетельствуют о том, что более 80 % конфликтов, которые разрешались посредством медиации, закончились достижением консенсуса между спорящими сторонами.

В России такие предпринимательские объединения, как Торгово-промышленная палата и Российский союз промышленников и предпринимателей, создали внутри специальные службы медиации. Данные организации рекомендуют своим членам обращаться в эти службы, а не в суд для урегулирования своих споров. Одновременно в России появляются организации, которые проводят подготовку и обучение профессиональных медиаторов.

Принятие Федерального закона Российской Федерации от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" окажет плодотворное влияние на всю правовую систему. Внедрение медиации позволит разгрузить судебную систему от большого количества споров, которые потенциально могут быть разрешены мирным путём. В связи с законодательным закреплением практическое развитие медиации в России станет неизбежным.

Использованы материалы статьи: «Медиация. Сущность и технология», В.В. Ралько, президент Московской городской нотариальной палаты, заведующий кафедрой нотариата Российской академии адвокатуры и нотариата, кандидат юридических наук.

МЕДИАЦИЯ в России

В последние годы значительно усилился интерес к одному из способов внесудебного урегулирования споров – медиации. О необходимости ее внедрения указывалось еще в Концепции судебной реформы в РСФСР, одобренной постановлением Верховного Совета РСФСР 24 октября 1991 года. Причем этот институт предлагалось широко использовать в сфере правоотношений, подведомственных юрисдикции мировой юстиции.

По мере формирования российской судебной системы выявилась и практическая необходимость примирительных процедур как одного из условий сокращения служебной нагрузки в судах. Внедрение внесудебного порядка урегулирования споров было предусмотрено в Постановлении Правительства РФ от 21.09.2006 № 583 О федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России на 2007- 2011 г.г.».

Настоящее сообщение содержит информацию о пилотном проекте медиации, проходящем в Санкт-Петербурге с конца 2008 года. 24 июля 2008 года Совет судей Санкт-Петербурга, поддержав инициативу некоторых мировых судей и Управления Судебного департамента в г. Санкт-Петербурге, принял соответствующее Постановление, которым рекомендовал Управлению Судебного департамента организовать проведение эксперимента по внедрению медиации на девяти судебных участках мировых судей (№ 11,170, 172, 178, 180, 186, 194, 195) в Василеостровском, Приморском, Фрунзенском и Пушкинском районах города.

Была поставлена задача проверить возможности медиации как альтернативного способа разрешения гражданских и уголовных дел, применяемого, в том числе по делам частного обвинения, а также попытаться помочь конфликтующим сторонам достичь взаимопонимания условий примирения и загладить нанесенный вред.

В ходе эксперимента требовалось проверить эффективность примирительных процедур в сравнении с обычным судебным порядком с точки зрения сроков рассмотрения дел. Рассматривался также механизм урегулирования споров до обращения в суд, что является более перспективным. Опыт Санкт-Петербурга в настоящее время востребован, так как вопрос внедрения медиации остается актуальным. Он обсуждался на недавнем VII Всероссийском Съезде судей в декабре 2008 года. В постановлении Всероссийского Съезда судей «О состоянии судебной системы РФ и приоритетных направлениях ее развития и совершенствования» отмечено, что внедрение и развитие альтернативных способов разрешения споров, в том числе и примирительных процедур и посредничества (медиации) является действенной мерой, направленной на снижение нагрузки на судей и повышение тем самым эффективности и качества правосудия.

 Съезд судей обратил внимание на то, что находящийся на рассмотрении в Государственной Думе законопроект «О примирительной процедуре с участием посредника» (медиации) следует принять в первоочередном порядке. Разработка и внедрение медиации – это одно из поручений Президента РФ, которое сейчас реализуется.

Подведены промежуточные итоги. Начиная с ноября 2008 года по 1 марта 2009 года проведено 39 медиаций. Статистика их такова:

Количество проведенных медиаций: 39. Из них:

Дела частного обвинения - 22 (60%). Коэффициент, прекращаемых дел по частному обвинению равен 1,8 (таким образом, в 22 медиациях прекращено 40 дел).

Другие дела - 17 (40%).

Дела, недошедшие до суда на стадии принятия заявления - 3  (экспериментальный режим в течение месяца)

Количество отказов от проведения или продолжения  медиации: 16 - 34,5%. Из них:

Дела частного обвинения - 8 (36% от общего количества дел частного обвинения).

Другие дела - 8 (47% всех других дел).

Количество отказов от консилиации: 9 (23%) (медиация проведена сразу, без подготовки сторон).

Количество дел, в которых были проведены и медиации, и консилиации: 30 - 17,2%

Результаты медиаций:

Заключено мировое соглашение (из общего количества всех медиаций) - 8 (34%).

Отказ от иска в связи с примирением сторон (из общего количества всех медиаций) - 15 (65%).

Помощь в скорейшем завершении дела из-за понятия своих интересов (из общего количества всех медиаций): 33 (84,5%).

Эксперимент. Начало медиационного проекта представляло определенные трудности. Несмотря на информацию в Интернете о медиациях в мировых судах и упоминаниях о нескольких проектах, развивающихся в России, проведенное исследование не дало возможности воспользоваться российским опытом. В отсутствии аналогов предстояло формировать проект “с белого листа”. Нужно было соединить воедино требования судебной системы и  профессиональный медиационный  опыт, до этого существовавший в Санкт-Петербурге вне судебного процесса.

Судебная система, в лице Управления Судебного департамента и Совета судей, рассмотрели возможность эксперимента и дали на него согласие. Контроль и курирование было возложено на Управление Судебного департамента. Ему же предстояло рассматривать возникающие проблемы со стороны мировых судей и координаторов эксперимента. В трех районах города были выбрано 9 судебных участков. Выбор участков, в первую очередь, зависел от желания судей участвовать в эксперименте, во вторую, от разнообразия судебных участков по количеству дел и по загруженности делами судей.

Со своей стороны Санкт-Петербургское медиационное сообщество в лице Межрегионального общественного движения «Конфликтологический Форум»  и НП «Лига медиаторов» определило для этого проекта медиаторов, уже работающих в социально - межличностной практике. Эти медиаторы активно работали в Муниципальных Советах города, в районных управлениях социальной защиты Санкт-Петербурга. Медиации, с которыми они имели дело касались семейных, коммунальных конфликтов и конфликтов, связанных с опекой и попечительством. На  них и их опыт ставился расчет по быстрейшей адаптации  медиации к работе суда. Была  также создана специальная группа из представителей “Санкт-Петербургского Клуба конфликтологов-медиаторов” и определенных для работы в  судах медиаторов.  Клуб объединяет наиболее опытных практикующих медиаторов Санкт-Петербурга. Поэтому роль опытных медиаторов была определена как анализ, экспертиза и принятие оперативных решений, возникающих при работе в судах. Таким образом, перед началом проекта были созданы механизмы управления и профессиональной поддержки.

Предопределенными условиями проекта проведения медиаций являлись: работа на территории судебного участка, разъединение профессиональной деятельности судьи и работы медиатора, невмешательство в судебную деятельность, бесплатность медиаций для сторон. Для медиаций судьи подбирали дела, которые, по их мнению, являлись наиболее сложными для судопроизводства. В первую очередь, это касалось дел частного обвинения, во вторую - дел со множеством осложнений, запутанных и противоречивых. Дела частного обвинения довольно часто содержат встречные требования. Такие дела наиболее эмоциональны, иррациональны. Во многих присутствует элемент мести, обиды, психологических травм. Занимаясь такими конфликтами вне судов, мы имели опыт, который показывал необходимость длительной, индивидуальной работы. В конфликтах, где целью одной из сторон является месть, люди отказываются от переговоров и любого вида договоренности. В сложных конфликтах, где судебное решение является промежуточным итогом или средством защиты, а также, возможно, превентивного нападения, рамки судебного процесса часто ограничивают разрешение спора, формируя промежуточный результат. Судья ограничен рамками поданного иска, также как сторона, подавшая иск, и ответчик. Суды при этом вынуждены не выходить за рамки обвинительного акта либо искового заявления.

Различные модели медиации, применяемые в  мировых судах. Таким образом, ограничения рассмотрения конфликта в рамках иска, ограничения по времени и месту проведения, настойчивость сторон добиваться «победы»  решением суда требовали особого подхода к медиации. Это отличало модель  медиации в суде от  внесудебной модели, которой медиаторы пользовались до сих пор. Основная модель, используемая петербургским медиационным сообществом - интегративная, неплохо себя зарекомендовала и являлась самодостаточной при работе с конфликтами. В новых условиях судебного процесса у этой модели появились ограничения, связанные с глубиной проработки конфликта и ограничениями по времени. При работе в судах возникла необходимость перехода к другой модели медиации - регулятивной. При такой модели конфликт не разрешается, а либо улаживается (миротворчество), либо урегулируется (урегулирование не снимает причины его возникновения. Медиация решает конкретные локальные  задачи, приведшие к эскалации конфликта). Медиаторы, работающие у мировых судей, с разной быстротой перешли на регулятивную модель. Скорость изменения модели зависела от опыта медиаторов, личных стилей. Более опытные медиаторы (с опытом более 100 медиаций) быстрее меняли одну модель на другую. Регулятивную модель быстрее и точнее применяли медиаторы с  личным  “рациональным” стилем медиации.

В тоже время медиаторы с уклоном в обеспечение психологической безопасности сторон, перестраивались несколько дольше. Анализ работы и тех и других, показал одинаковую результативность в медиациях, при больших затратах времени у “психологов”. Использование регулятивной модели не меняет процедурную и психологическую составляющие медиации. Содержательная составляющая медиации, в большинстве случаев ограничивалась, в соответствии с необходимостью работать в рамках иска. Правда, в  10% случаев стороны выходили на выявление и удовлетворение своих интересов и это требовало дополнительных усилий медиатора и по разделению регулирования в рамках иска и последующих, после суда, действий сторон по разрешению конфликта. Все случаи выходят за рамки частных обвинений. Хотя, может быть, для такого утверждения  нужен больший опыт и большее количество рассматриваемых медиаций.

Большее число медиаций начиналось через консилиации сторон. Только 46% медиаций начинались сразу. “Немедленные” медиации проходили в ситуациях, когда стороны активны, когда они не имели адвокатов, когда были предрасположены к переговорам и когда стороны не являлись представителями.

Роль адвокатов. Опыт. Большое значение имеет участие в процессе адвокатов. Первоначальное опасение возможных сложных отношений с адвокатами сторон не оправдалось. Право участия адвокатов в медиации принадлежало сторонам. Конечно, адвокаты всегда были насторожены вхождением в процесс нового участника, в 92 % случаев медиаторы в начале медиации встречали сопротивление адвокатов. Они ничего не знали о подобной технологии и, как правило, были скептически настроены. Медиаторы не мешали адвокатам участвовать в медиации. Степень их активности была различной. В основном, их роль состояла в виде экспертов, правовых консультантов и защитников своих сторон. Наиболее профессиональные и интеллектуальные быстро ориентировались в происходящем и присоединялись к происходящему процессу переговоров, при этом, понимая безопасность для себя как адвоката, направленность переговоров в разрешении спора и обеспечения своего гонорара при сокращении времени и дополнительных усилий.

Большое значение имел факт почти сто процентного уменьшения вражды и  смягчения отношений во время медиации. Это приводило к рационализации переговоров, созданию возможностей для различных вариантов решения спора.

Роль судей. Судьи и их действия имеют большое значение в работе медиаторов. С одной стороны, от судей зависит легитимность присутствия медиаторов в суде, разъяснение прав сторон и возможность проведения медиации. С другой стороны, судьи должны быть отстранены и ограждены от участия в самом процессе медиации. Это значит, что с момента подтверждения сторонами желания работать с медиатором, судья не вмешивается в переговоры, не присутствует на них, не имеет информации от медиатора о происходящем. Медиация проходила в специально отведенном отдельном помещении судебного участка, обеспечивающем конфиденциальность и, по возможности, минимальный комфорт. Дальнейшие контакты медиатора с судьей или его помощником  касаются только назначения следующих сессий медиаций (если не удалось завершить медиацию за одну сессию) и согласования для этого дат и времени, а также определение даты и времени судебного заседания, если стороны не были успешны в медиации.

Информация. Информация о проходящем эксперименте, копия Постановления Совета судей Санкт-Петербурга, описание медиации и процедуры ее проведения вывешивались в доступных  для посетителей, видных местах на каждом судебном участке. Требования к информации были определены следующими: краткость, простота, возможность понимания сути медиации неподготовленными людьми и понимания предстоящей процедуры. Опрос участников медиации показал, что около 80% читали эту информацию при посещении суда. В тоже время понимание медиации приходило у сторон непосредственно во время ее проведения. Наша оценка информации была определена как недостаточная и требующая улучшения.

Письменная информация и ссылка судьи на возможность проведения медиации важны, но решающим моментом является поведение посредника или посредников. Для ознакомления с делом, посредникам приходилось присутствовать при заседании, что во многих случаях давало  информацию о споре и о сторонах. Правда, такое присутствие оправдано в сложных, эмоциональных случаях. В других случаях это ведет к увеличению затрачиваемого времени на одно дело. Согласно полученного нами опыта интервенция медиатора (вхождение в контакт со сторонами) может происходить в помещении суда в следующих случаях: после предварительного рассмотрения дела перед следующим  судебным  заседанием; при окончании судебного заседания; во время приема заявлений.

Заявление медиатора о возможности переговоров происходит после соответствующего разъяснения судьи сторонам: об эксперименте, о праве сторон попробовать урегулировать спор с помощью медиатора и о представлении медиатора, а также о возможности вернуться сторонам в судебный процесс в случае неуспешности медиации.

 Проблемные дела. Из всего количества дел, с которыми начинали  работать медиаторы  34,5% не дошли до медиации. Что можно сказать об этих делах, где стороны отказались от медиации? В своем большинстве это дела частного обвинения. На втором месте дела создающие ненужный для одной из сторон прецедент.

Таким образом, медиация на судебных участках мировых судей Санкт-Петербурга прошла тест на применимость. Её особенности не нарушают основных принципов медиации. Она полезна, особенно, в трудных делах, потому что экономит время и силы судей, позволяя использовать возможности не доступные для судей в силу особенностей права. Медиация комфортна для сторон и почти всегда приводит к снижению агрессивности. Это дает возможность более эффективно продолжать судебный процесс, в случае, если медиация была неуспешной.

На основе полученных результатов эксперимента возможна подготовка методических рекомендаций, как для судей, так и для самих медиаторов. Между тем, широкое внедрение медиации может быть осуществлено только при создании специальной «службы примирения» и решении вопросов финансирования этой общественно-полезной деятельности.

Управление Судебного департамента в г. Санкт-Петербурге — Проведение эксперимента по внедрению медиации у мировых судей Санкт-Петербурга, 04.09.2009

Карпенко А.Д.– директор Центра развития переговорного процесса и мирных стратегий в разрешении конфликтов Санкт-Петербургского государственного университета.

Краснопевцев А.С.– заместитель начальника Управления Судебного департамента в г. Санкт-Петербурге

Решение споров в России 

Урегулирование конфликтов. Встреча конфликтующих сторон часто проходит бурно, ведь здесь каждый спорщик считает оппонента законченным идиотом и скотиной. Уже на первом сеансе начинается обмен матерными словами. А однажды пришли собственники двух компаний, которые делили $200 млн. К тому моменту они уже успели по уши облить друг друга грязью через прессу, за их плечами были 32 суда друг против друга и по пять уголовных дел на каждого. Оба захватили с собой по пять вооруженных до зубов охранников. Охрана, разумеется, в переговорную комнату не пустила, а посадила отдельно. Так вот что интересно: охранники быстро нашли общий язык, а вот хозяева… Минут десять выдержали, сидя по разные стороны стола, а потом начали хватать друг друга за грудки и обмениваться тумаками. Пришлось охлаждать их пыл минералкой. Но уже через две недели они столь же бурно отмечали в ресторане мировую», — так знакомый юрист описывает свои сеансы медиации, которые в последнее время набирают в России популярность в качестве альтернативного, то есть несудебного разрешения споров.

В  странах, где действует англосаксонское право (США, Великобритания, Австралия),  медиацию  практикуют  с  начала  60-х.  Да  и в государства континентального  права  (Франция, Бельгия, Германия и др.) она пришла в прошлом  столетии.  Прибегают  к  медиации и в Азии. К примеру, в Англии сегодня  более  половины  споров  рассматривают  в досудебном порядке, в Китае  —  до  70%.  Дело  в том, что в этих странах суды сами предлагают обратившимся  туда  спорщикам  сначала пройти процедуру медиации. А если одна  из  сторон отказывается от медиатора, то даже в случае ее выигрыша в  суде  она должна оплатить судебные издержки другой стороне. То есть в этих  странах существует законодательное стимулирование решения споров с помощью медиаторов.

В  США  же  медиация  очень  популярна в силу того, что там непомерно велики  судебные  расходы,  поэтому  все  понимают: чем платить огромные суммы  за  представление интересов в суде юристам, которые, как правило, не   заинтересованы   в   разрешении  конфликта,  лучше  сесть  за  стол переговоров  и  подписать  мировую.  Поэтому и там нашлись люди, которые стали  продвигать  в  массы  идею досудебного посредничества. В основном это  были  вышедшие  на  пенсию юристы, для которых медиаторство стало и участием  в  общественной жизни, и способом получить неплохой заработок. В  результате  сегодня  к американским медиаторам люди идут решать любые споры: и финансовые, и экологические, и даже бракоразводные.

В  России же к медиатору обычно обращаются лишь тогда, когда конфликт находится  в  тяжелой стадии: стороны уже возбудили друг против друга по 20  дел  в  различных  арбитражах  по всей стране, привлекли для решения спора  большие  деньги  и ресурсы. В результате они попадают в ситуацию, когда  уже  нет  мочи  ни  отступить, потому что это проигрыш, ни вперед шагнуть,  потому что оппонент также не сидел сложа руки и подготовился к поединку.   И   начинается,   как   выражаются   российские   медиаторы, «тяни-толкай».  А  медиатору  фактически  приходится  лечить хроническую болезнь.  Правда,  по  наблюдениям  Альберта Еганяна, за последний год в России  наметился  позитивный  тренд  —  к  медиации  все  чаще начинают прибегать на более ранних стадиях.

Считается,   что   медиация   появилась  в  России  лет  пять  назад. Во-первых,  потому, что суды стали буквально пухнуть от резко возросшего количества   корпоративных   конфликтов   и  судебная  система  явно  не справлялась   с  такой  нагрузкой.  А  во-вторых,  сами  предприниматели поняли,  что  «синдром  Меньшикова»  слишком дорого им обходится. Ведь у приличных  юристов  ставки за услуги начинаются от $70 тыс. в год просто за ведение дела, и они заинтересованы тянуть его как можно дольше.

А  медиаторы стали предлагать быстрое решение спора, к тому же обещая сохранить  конфиденциальность,  чего не могут гарантировать те же юристы в  судебных делах. Плюс к этому досудебный мир дает сторонам возможность продолжать  деловое  сотрудничество  и  развивать партнерские отношения, что практически исключено после судебной драки. Хотя  генеральный  директор  юридической компании «Ринкон-гамма» Олег Осипенко  считает,  что  Россия  начала внедрять у себя медиацию гораздо раньше.

Первый  же  опыт  классической  медиации в России принадлежит РСПП. В 2002  году в недрах этой организации появилась Комиссия по корпоративной этике.  Вскоре  к  ней  присоединились общественные организации «Деловая Россия»  и «ОПОРА России», и в результате была сформирована Объединенная комиссия  по корпоративной этике. Она предлагала предпринимателям услуги внесудебного  решения  конфликтов:  медиацию и разбирательство этической комиссии.  Те,  кто не проходил первую стадию, отправлялся в жернова уже более  жестких  разбирательств  на  предмет  соответствия  их  поведения этическим  нормам  предпринимательства в России. Стоила эта услуга около $10  тыс.  (сущая  ерунда  по  сравнению  с  суммами,  которые  компании спускали  при  ведении  длительных  корпоративных  споров).  К тому же в список   арбитров   вошли   весьма   авторитетные  в  стране  люди,  как предприниматели, так и юристы.

В  перечне  медиаторских  побед  комиссии  по  этике — спор между ЗАО «Цветметсервис»  и  ОАО  «НК  ЮКОС». «Цветметсервис», купивший акции ЗАО «Росскат»,  обвинял  ОАО  «НК ЮКОС» в том, что та не дает им осуществить свои  права  акционера.  Конфликтная  ситуация  была разрешена на стадии примирительных  процедур при посредничестве председателя комиссии Бориса Титова:  ОАО  «НК ЮКОС» выкупило принадлежащий ЗАО «Цветметсервис» пакет акций ОАО «Росскат», и все остались довольны.

Лишь  год  назад  услуги  медиаторства  на российском рынке перестали быть  диковинным  довеском  к уже привычным процедурам решения споров, а приобрели  самостоятельный  характер.  В стране стали открываться центры медиации.    Например,    появилась    Объединенная    служба   медиации (посредничества)   при   РСПП,  развивается  институт  посредничества  и медиации  при Торгово-промышленной палате. Созданы и независимые центры, оказывающие  подобного  рода  услуги.  Однако  эксперты  считают, что на данном  этапе  ассоциации,  объединяющие  известных  авторитетных людей, имеют  гораздо  больше  шансов взять развитие этого направления под свой контроль.

А  вот  кто  действительно  пока  составляет  конкуренцию  российским посредникам  на  российском  же  рынке,  так  это  иностранные  коллеги, которые  успешно  уводят  клиентов.  Особенно если одна из конфликтующих сторон  —  иностранцы.  В  таких  случаях  для  медиации,  как  правило, выбирается  нейтральная  страна.  Чаще таковой становится Италия. Дело в том,   что   итальянские   медиаторы  славятся  своей  эмоциональностью, общительностью  и  умением  располагать  собеседников.  Как говорят, они могут  взять  в  оборот  компанию  из  любой страны и у себя в Италии за вином и спагетти в дружественной обстановке всех помирить.

Любопытно,   что  российские  медиаторы,  не  дожидаясь  закона,  уже смотрят  в  будущее. Например, на Западе, да и на Востоке сейчас вошли в моду  некие  производные  от  медиации,  скажем,  так называемый мед-арб (совмещение  медиации  с  арбитражем, в российской системе координат — с третейским  судом).  Суть  фокуса  в  том, что если не удалось примирить стороны  во  внесудебном  порядке,  медиатор  меняет роль, называет себя арбитром  (третейским  судьей)  и  выносит  обязательное  для исполнения решение. Это пока мировая мода, но, скорее всего, она будет перенята и Россией. Во  всяком случае, уже сейчас российские медиаторы считают целесообразным такое совмещение.

Публикация: «Чудеса медиации», журнал BusinessWeek Россия, 07.04.2009

___________________________________________ 

Copyright © vsgfond, 2010                                                    vsgfond@yandex.ru  

Конструктор сайтов - uCoz